Нас поддерживают

Я хотела написать про «Интеллектуал» — а получился длинный текст про Маркелова и созданную им идеальную школу.

О проблемах, возникших у школы для одаренных детей «Интеллектуал», знают уже многие. Суть в том, что в связи с недостатком денежных средств у города, финансирование школы сперва резко сократили, а потом в целях решения этой новой проблемы, ее решили совместить с соседней, обычной школой. Я ничего не имею против обычных школ, и не обладаю финансовым образованием, чтоб анализировать потоки денежных средств, потому я напишу о ценности «Интеллектуала» как такового. Репост и цитирование где угодно приветствуется — лишь бы помогло.

Так получилось, что из всех необычных школ, попавших этой осенью под слияние, громче всего шумят вокруг «Интеллектуала». Почему? Не надо искать тут какие-то особенные рычаги, которыми якобы кто-то может обладать. Все предельно просто: Евгений Владимирович Маркелов, основатель и первый директор «Интеллектуала» вырастил и воспитал огромное количество умных и активных граждан – нас, то есть. Выпускников, обучавшихся у него истории, обществознанию (и не только) в школе №19, а впоследствии и в самом «Интеллектуале», отличает особенная тяга впрягаться за справедливость и нежелание прятаться за других. Мы никуда не делись, и, что не может не радовать, в трудный час оказались рядом. Много ли таких сторонников у других школ – не знаю. Но у этой, как выяснилось, хватает.

Школу «Интеллектуал» можно считать эталоном образцовой школы, такой, как ее видел Маркелов. До этого, преподавая в №19, он уже претворял в жизнь свое вИдение этого идеала. И, как мне кажется, был на верном пути.

Наша дружба с ним всегда отличалась полярностью: мы то ссорились вдрызг, то сходились во мнении. А началось все с события, очень «интллектуальского» по духу. В 9м классе на уроке обществознания Маркелов дал нам самостоятельную работу на тему самовыражения личности. Работу можно было не подписывать, что уже, как минимум, было странно. Я подписала лист чем-то вроде «Нахалки из 9А» и далее объяснила, что никто не сможет меня удержать от нанесения вреда самой себе, ежели мне всерьез придет в голову покончить жизнь самоубийством и тем самовыразиться. Помнится, тема эта меня тогда очень увлекала. Сдав работу, я совершенно о ней забыла, потому на следующем уроке не сразу поняла, что текст, который цитирует учитель, взят из моего сочинения. Далее состоялся конструктивный диалог между Маркеловым и моей одноклассницей, которая работу не писала, но темой суицида тоже увлекалась. И что тут поразило: это был спор равных. Он стоял у доски, она сидела за последней партой, и каждый выслушивал другого – и так до звонка. Она слегка изменила смысл моих высказываний, но в целом придерживалась той же позиции. Он опирался на разные теории, обосновывал свою позицию всем от бытовых моментов до теологических. Летом того года я поехала в археологическую экспедицию, организованную Маркеловым, и с тех пор ездила каждое лето, пока не обзавелась семьей. Мы больше не возвращались к этой теме, но манера вести спор с учеником как с равным всегда отличала его. Тут уже писали, что он обращался к нам на «вы» пока не выучил всех наших имен – не помню, но очень похоже на правду. А недавно я услышала от подруги, что «в каждом из нас есть внутренний Маркелов, спор с которым продолжается всю жизнь». Невозможно всю жизнь спорить с тем, кто тебя не слышит – а он отлично слышал.

На этом принципе равенства и был построен «Интеллектуал». Конечно, возможность углубленно изучать историю или литературу, выполняя при этом вполне стандартный план по математике, была для меня недостижимой мечтой. Жаль, в момент создания этой школы я была уже студенткой, и поучиться там не успела! Но не это главное, как я теперь понимаю.

Сейчас в «Интеллектуале» уже преподают те, кто его заканчивал в первые годы существования. Это молодые ребята, радикально отличающиеся от нас, выпускников других школ Маркелова. Там, где я бы надавила, они переубеждают. Там, где настаивала бы на своей точке зрения, они предлагают ученикам множество мнений на выбор. Они учат мыслить шире, чем это умеем мы. Это что-то неуловимое, чисто «интеллектуальское» — способность выслушивать чужую позицию, дискутировать, не переходя на личности и не опускаясь до риторики «я начальник – ты дурак». Когда я езжу в археологические экспедиции, организованные «Интеллектуалом» — сейчас туда ездят не только школьники, но и те, кто когда-то учился у Маркелова, уже со своими выросшими детьми – я чувствую эту разницу между ребятами из разных школ. «Интеллектуальцы» не умнее – они просто мыслят в других категориях. Они сравнивают и анализируют то, что другие дети тупо заучивают. Они ищут аналогии и применяют научный подход ко всему, даже к анализу матерных корней – не поймите меня неверно, это совершенно нормальный языковой спор. Они о каждом предмете спорят так, как мы могли спорить в нашей школе только на уроках Маркелова.

Глядя в экспедициях на старшеклассников «Интеллектуала» я всегда восхищаюсь. Хотя по долгу службы, конечно, я выговариваю им куда больше, чем хвалю. А еще я всегда очень за них переживаю: в них сочетается прямодушие романтиков из тайных обществ 1820-х и редкостная смелость красноармейцев, уверенных в ясности новой идеи. Они могут воображать себя драконами или настойчиво просить завхоза выдать им задание по кухне – но что бы они ни делали, они в первую очередь руководствуются собственным здравым смыслом. А если вы намерены ими командовать – вам придется сперва доказать им в споре достоинства своей теории. Иначе они просто вежливо вас пошлют. Отношения с «Интеллектуалом» можно и нужно строить только на взаимном уважении и любви – впрочем, как и любые другие отношения. «Интеллектуал» — уникальная школа, где вырастают нормальные люди. И это происходит не по причине количества часов по литературе (хотя и это важно), но в первую очередь из-за той самой атмосферы уважения, которую создал Маркелов и поддерживает педагогический коллектив. Хочется, чтоб эта норма оставалась нормой. Хочется, чтоб этот идеальный мир не погиб сейчас в финансовой борьбе. Хочется, чтоб дети успели вырасти и стать взрослыми. Тогда они будут воспитывать своих детей в традициях Маркеловской школы. Тогда, возможно, кресла чиновников займут те, кто никогда не будет уничтожать разумное, доброе и светлое.


Елена Денисова.
Ситуация со школой Интеллектуал

Многие слышали про ситуацию с московской школой Интеллектуал, которой в начале нового учебного года существенно урезали финансирование. Настолько существенно, что это поставило коллектив перед жестким выбором — или ввести существенную плату за все, что сверх стандартной программы — а в случае Интеллектуала это почти две трети того, что привыкли получать в школе дети — или искать частное финансирование, или … работать “забесплатно”, что может продолжаться только ограниченное время.
Интеллектуал – прекрасная школа с интересной концепцией, и довольно молодая. Ее создали одиннадцать лет назад несколько очень неординарных людей, со специальной идеей – сделать школу для талантливых детей, которые очень-очень, на грани социопатии, любят учиться. Настолько, что готовы проводить в школе время с 9 до 9, настолько, что им просто невозможно, неуютно, плохо учиться в обычных школах.
А здесь им хорошо, это понимаешь сразу, как входишь в школу. Увлеченные, вежливые, благожелательные дети, тусящие в коридорах в любое время суток. Огромное количество кружков и проектов, выплескивающиеся из классов-лабораторий в коридоры и “повисающие” на стенах в виде плакатов, стенгазет, фотографий. Латынь, греческий, театральная студия, киностудия, робототехника, походы, археологические экспедиции….
Здесь ставят не на совершенство в одном – например, в математике, а на разносторонние и искренние увлечения. Растят интеллектуалов.
Очень важно, что школа полностью бесплатна, что есть интернат. Для многих детей это единственная возможность учиться так, как они хотят и могут, потому что у родителей нет возможности-желания-понимания их почти патологической склонности к учению. Здесь учатся дети, самостоятельно прочитавшие все книжки в районных библиотеках.
И вот внезапно спустили бюджет, которого не хватает на финансирование и трети программы, остальное… Или за деньги, или – никак. Необходимость увольнять учителей, психологов, воспитателей, закрывать кружки…Разрушать коллектив, который и был этой школой, разрушать уникальные программы, курсы, экспертизу. Уничтожать дух, который там жил, оставшийся от тех людей, которые создали школу. Школа молодая, нет влиятельных выпускников, способных помочь — политически или экономически.
Выходы из ситуации конечно есть. Пойти в русле тенденций, слиться с другой школой – дадут больше денег, увеличить количество детей в классах, изменить программы, закрыть бесплатные кружки, обрезать коллектив – и как-то выжить.
Коллектив и дети против, потому что это значит — медленно и болезненно перестать быть школой Интеллектуал. А они не хотят — переставать быть собой. Бунтуют, переживают, работают круглые сутки, ведут привычные спецкурсы “забесплатно”, переверстывают расписание, пьют корвалолчик.
Если судить по комментариям в соцсетях, извне эта ситуация не вызывает большого сочувствия. Все должны быть равны — почему некоторые равнее прочих? Почему кто-то должен учиться в школах-агломератах по стандартным программам и платить за кружки, а кто-то – бесплатно учить латынь и роботов у прекрасных, супер-увлекающих учителей?
И подспудно чувствуется настроение комментариев — и пусть, пусть будут как все. Так по -человечески обычно тему образования мы сливаем. Вместо хороших, разнообразных школ мы получаем навязанную серость плюс необходимость за нее платить. И не сопротивляемся добиванию остатков…
Мне кажется, это неправильная стратегия. Сейчас такое время, когда на фоне общего сокращения любых и всех социальных бюджетов и повышения всех возможных плат мы можем потерять или неузнаваемо изменить те прекрасные, а главное — своеобразные школы, которые были выращены увлеченными и талантливыми людьми за время относительной вольницы 90х и тучных 00х, когда государство школы особенно не трогало. Потеря будет безвозвратна. Ломать не строить. С их уничтожением образовательный ландшафт лишится разнообразия, лишиться альтернативных точек зрения, альтернативных педагогических практик. И это будет очень плохо для развития системы в целом — исчезнет материал для сравнения, обмена опытом, равнения на результаты лидеров наконец – ведь если кто-то из травы высовывается, за ним тянутся. Сильные игрок тянет “среднее” вверх.
Сейчас самое время перейти от стратегий “ мое -не мое дело” к конструктивным созидательным стратегиям – пожертвовать часть времени, ресурсов и “жара души” и сделать что-то не для себя, а для хорошего соседа. Сейчас нужно в целом играть на удержание – каждой хорошей и своеобразной школы. Если удержим – выиграем время, и легче будет от удержания перейди к развитию системы в целом. Найдутся точки роста.
Одна замечательная женщина, организатор и методист домашних математических кружков, написала мне недавно: большие позитивные изменения совершаются путем накопления микроизменений, когда люди просыпаются и начинают последовательно заниматься маленькими созидательными делами.
Давайте поддержим школу. Давайте сохраним.
Только не нужно устраивать громких конфронтации, маршей, криков про виновных. Этого и сейчас хватает. Если вы знаете, кого можно тихо попросить повлиять на ситуацию — попросите. Если вы знаете, с кем нужно поговорить и объяснить, почему нужно сохранить школу, — поговорите. Если вы можете дать хоть немного денег — сбор пожертвований здесь http://www.sch-int.ru/node/530
И самое простое — если можете удержаться от комментариев в адрес школы в стиле “сами виноваты” — удержитесь. Коллективу, родителям и детям сейчас очень нелегко.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s